Авторизация

Авторизовавшись, вы сможете задать интересующий вас вопрос или приобрести товары в интернет–магазине.

Здоровье

Рациональное отношение к диагнозу синдром поликистозных яичников

Диагноз синдром поликистозных яичников (СПКЯ) является предметом множества заблуждений. Мы предлагаем практически ориентированное рассмотрение этой проблемы и связанных с ней неопределенностей.

В понимании многих людей диагноз синдром поликистозных яичников (СПКЯ) ассоциируется со вполне определенным представлением «эндокринной болезни».

Во многих источниках категоричная информация об СПКЯ сопровождается изображениями или фотографиями измененных яичников, не имеющими никакого отношения к этому синдрому, и формирующими искаженное представление о структуре яичников при СПКЯ.

Такое понимание является весьма поверхностным и дает начало ряду серьезных последствий, включающих, кроме прочего, избыточное потребление услуг диагностики, избыточное лечение, бесполезный стресс, отвлечение внимания от действительно важных вопросов и игнорирование ценных возможностей позаботиться о себе.

Состояние женщин репродуктивного возраста, у которых присутствует как минимум 2 из следующих 3 признаков:

— Избыточная активность мужских половых гормонов (андрогенов), которая проявляется повышением уровня андрогенов в крови и/или избыточным ростом волос на лице или в разных областях тела, зависимых от андрогенов;

— Нарушение овуляции, которое может проявляться такими симптомами, как нерегулярные менструации и/или трудности с зачатием ребенка;

— Изменение структуры яичников, установленное при помощи УЗИ.

Согласно обновленному определению, признаками СПКЯ являются присутствие в яичнике более 25 фолликулов с диаметром от 2 до 9 мм и/или объем яичника больше 10 мл. И у которых, после адекватного обследования, были исключены другие причины перечисленных симптомов.

Для формирования практически ориентированного понимания диагноза СПКЯ нужно параллельно рассмотреть разные компоненты этого определения.

У разных женщин СПКЯ может иметь разные проявления

У 66% женщин с этим диагнозом присутствуют все три признака, то есть:

— повышенная активность мужских половых гормонов (повышение уровня тестостерона в крови и/или избыточный рост волос или, в меньшей степени, акне),

— нарушение овуляции и

— характерное изменение структуры яичников.

У 13% женщин СПКЯ проявляется:

— повышенной активностью мужских половых гормонов (повышение уровня тестостерона в крови и/или избыточный рост волос) и

— изменениями УЗИ структуры яичников, но без признаков нарушенной овуляции.

У 11% женщин синдром поликистозных яичников проявляется:

— нарушением овуляции,

— изменениями структуры яичников, но без признаков повышенной активности мужских половых гормонов.

У 9% женщин СПКЯ проявляется:

— повышенной активностью мужских половых гормонов (повышение уровня тестостерона в крови и/или избыточный рост волос на лице или на теле), и

— нарушением овуляции, но без характерного изменения структуры яичников.

Существует еще несколько более редких форм (фенотипов) этого расстройства, формирующихся из разных комбинаций перечисленных симптомов.

Это значит, что диагноз СПКЯ относится не к какому-то определенному заболеванию, а к группе относительно плохо изученных состояний с более или менее перекрывающимися, но в то же время и разными проявлениями. Вполне возможно, что в будущем разные фенотипы СПКЯ будут рассматриваться как отдельные состояния.

Диагноз СПКЯ может быть установлен только у женщин репродуктивного возраста

У девушек в течение первых двух лет после начала менструаций и у женщин, приближающихся к менопаузе, постановка диагноза СПКЯ невозможна, так как в эти периоды жизни нарушения овуляции и нерегулярные менструации являются физиологическим феноменом.

Кроме того, для подростков присутствие многочисленных фолликулов в яичниках является нормальным феноменом, а нормы для оценки уровня андрогенов для девушек подростков не установлены.

Прыщи (акне) присутствуют у большинства подростков и в этом возрасте не могут рассматриваться как признак избыточной активности андрогенов.

Избыточный рост волос на лице или на теле, характерный для СПКЯ, развивается медленно и может стать достаточно заметным только спустя несколько лет после начала полового созревания.

Проявления и естественное развитие СПКЯ у женщин, достигших менопаузы, не известны.

Изменение структуры яичников, заметное на УЗИ, является одним из возможных, но не обязательных критериев диагностики СПКЯ

У некоторых женщин с диагнозом СПКЯ яичники имеют такую же структуру, как и у женщин без СПКЯ.

Если у женщины уже присутствуют симптомы нарушения овуляции и симптомы избытка андрогенов (повышение уровня тестостерона, избыточный рост волос), в проведении УЗИ яичников для подтверждения диагноза СПКЯ нет необходимости.

За последние годы критерии диагностики СПКЯ претерпели значительные изменения. До 2003 года УЗИ признаком СПКЯ считалось присутствие в яичнике более 12 фолликулов с диаметром от 2 до 9 мм и/или общий объем яичника больше 10 мл. После того как в ходе целого ряда исследований было показано, что яичники большинства женщин имеют такую же или похожую структуру, по предложению ряда экспертов, было составлено обновленное определение: признаком СПКЯ считается присутствие в яичнике более 25 фолликулов с диаметром от 2 до 9 мм и/или объем яичника больше 10 мл.

СПКЯ это диагноз исключения

Выражение «диагноз исключения», означает, что диагноз СПКЯ может быть установлен только после того, как были исключены все другие причины/ заболевания, которые могут вызывать похожие симптомы.

С этим связано несколько важных выводов:

(А) Постановка диагноза СПКЯ имеет ценность, только если у женщины есть очевидные симптомы.

(Б) Постановка диагноза СПКЯ и исключение других болезней необходимы только для того, чтобы установить может ли женщина получить какую-то ценность от специального медицинского вмешательства или дополнительных консультаций.

(В) Не существует какого-то стандартного алгоритма диагностики СПКЯ. Тактика диагностики зависит от того, какие симптомы беспокоят женщину.

Перед началом диагностики женщине и ее лечащему врачу следует внимательно обсудить ограничения и реальную полезность разных диагностических тестов, чтобы избежать бесполезной растраты ресурсов и времени на ненужные обследования.

В зависимости от симптомов, женщина может выбрать один из следующих алгоритмов диагностики:

(1) Алгоритм диагностики при нерегулярных менструациях

(2) Алгоритм диагностики при трудностях с зачатием ребенка

(3) Алгоритм диагностики при избыточном росте волос.

СПКЯ является «нарушением» только в статистическом смысле

Как и при многих других состояниях, при обсуждении значения диагноза синдрома поликистозных яичников врачу и пациентке нужно уделить отдельное внимание рассмотрению того, на каком основании то или иное состояние считается «болезнью» или «нарушением».

Следует думать об СПКЯ только как о нарушении в статистическом смысле. Его называют «болезнью» только потому, что у большинства женщин нет симптомов и внешних проявлений, которые есть у некоторых женщин с этим состоянием.

Это правда, что женщины с СПКЯ чаще сталкиваются с некоторыми «проблемами со здоровьем», однако привязка таких атрибутов, как «избыточный рост волос» или «нерегулярные менструации» к категории «симптомов» означает, что мы оцениваем эти феномены через призму общественных норм и статистики, а не строго патофизиологических критериев.

Говоря о диагнозе «СПКЯ» нельзя пренебрегать важной информацией о реальном уровне краткосрочных и долгосрочных рисков

Информация о рисках, ассоциирующихся с диагнозом синдрома поликистозных яичников, нередко представляется в чрезвычайно несбалансированной манере, без контекста и сравнения. Можно предположить, что у многих женщин такая информация вызывает значительно преувеличенное представление об опасности болезни.

Бесплодие часто упоминается как одно из возможных последствий СПКЯ, хотя в среднем женщины с этим состоянием имеют почти такие же шансы зачать и выносить ребенка, как и женщины без СПКЯ. Это правда, что у женщин с синдромом поликистозных яичников чаще чем у других женщин наблюдаются нарушения овуляции, однако в большинстве случаев пара может преодолеть эту проблему несколько более продолжительными попытками зачать ребенка.

Кроме того, ошибочно представлять себе бесплодие при СПКЯ как какую-то прогрессивную проблему, которая будет нарастать, если женщина не будет принимать лечение.

Повышение артериального давления и сахарный диабет часто описываются как другие последствия СПКЯ. Это правда, что женщины с таким диагнозом сталкиваются с этими проблемами со здоровьем несколько чаще других женщин, однако нужно понимать, что так или иначе повышенное артериальное давление развивается у многих людей. В разные периоды жизни сахарный диабет диагностируется почти у 40% взрослых. Повышенное давление и диабет не являются проблемами специфичными только для женщин с СПКЯ. Кроме того, наличие этого диагноза не означает, что у женщины обязательно будут эти проблемы со здоровьем. Как и при многих других заболеваниях, в развитии диабета и повышенного давления участвует множество факторов, и присутствие СПКЯ это только один из них.

Повышение риска рака. Вероятно, это самое пугающее осложнение СПКЯ, однако и в этом отношении следует сохранять рациональность. Некоторые женщины с СПКЯ действительно подвержены более высокому риску развития рака эндометрия, однако это касается только женщин со значительно нарушенной регулярностью менструального цикла. Кроме того, нужно подчеркнуть, что у этих женщин риск развития рака может весьма успешно контролироваться гормональными контрацептивами, и что в зрелом возрасте и в период приближения к менопаузе вероятность развития рака эндометрия повышается у всех женщин, а не только у женщин с СПКЯ.

Заключение: что значит диагноз «синдром поликистозных яичников» и какую ценность представляет диагностика этого состояния?

Из сказанного выше можно сделать несколько важных выводов:

(1) Диагноз СПКЯ означает, что у женщины присутствуют определенные особенности функционирования эндокринной системы, не характерные для большинства других женщин из ее этнической группы.

(2) Единственная причина, по которой диагностика СПКЯ представляет ценность для женщины, заключается в том, что это позволяет ей понять, может ли она получить какую-либо ценность от каких-то специфических изменений плана заботы о себе.

(3) Диагностика СПКЯ всегда должна происходить только в контексте симптомов, беспокоящих женщину. В этом отношении постановка диагноза помогает выбрать наиболее подходящие варианты лечения для облегчения симптомов и заботы о себе.

Полные рекомендации относительно СПКЯ представлены в источнике: План заботы о себе для женщин с синдромом поликистозных яичников

Автор: Александр Касапчук.

Источники:

  1. Azziz, Ricardo, Enrico Carmina, Didier Dewailly, Evanthia Diamanti-Kandarakis, Héctor F. Escobar-Morreale, Walter Futterweit, Onno E. Janssen, et al. “The Androgen Excess and PCOS Society criteria for the polycystic ovary syndrome: the complete task force report.” Fertility and Sterility 91, no. 2 (2009): 456-488. doi:10.1016/j.fertnstert.2008.06.035.
  2. Bachanek, Michał, Nebil Abdalla, Krzysztof Cendrowski, and Włodzimierz Sawicki. “Value of ultrasonography in the diagnosis of polycystic ovary syndrome – literature review.”Journal of Ultrasonography 15, no. 63 (2015): 410-422. doi:10.15557/jou.2015.0038.
  3. Conway, G., D. Dewailly, E. Diamanti-Kandarakis, H. F. Escobar-Morreale, S. Franks, A. Gambineri, F. Kelestimur, et al. “The polycystic ovary syndrome: a position statement from the European Society of Endocrinology.” European Journal of Endocrinology 171, no. 4 (2014): P1-P29. doi:10.1530/eje-14-0253.
  4. Dewailly, D., M. E. Lujan, E. Carmina, M. I. Cedars, J. Laven, R. J. Norman, and H. F. Escobar-Morreale. “Definition and significance of polycystic ovarian morphology: a task force report from the Androgen Excess and Polycystic Ovary Syndrome Society.” Human Reproduction Update 20, no. 3 (2013): 334-352. doi:10.1093/humupd/dmt061.
  5. Fauser, Bart C., Basil C. Tarlatzis, Robert W. Rebar, Richard S. Legro, Adam H. Balen, Roger Lobo, Enrico Carmina, et al. “Consensus on women’s health aspects of polycystic ovary syndrome (PCOS): the Amsterdam ESHRE/ASRM-Sponsored 3rd PCOS Consensus Workshop Group.” Fertility and Sterility97, no. 1 (2012): 28-38. doi:10.1016/j.fertnstert.2011.09.024.
  6. Goodman, Neil F., Rhoda H. Cobin, Walter Futterweit, Jennifer S. Glueck, Richard S. Legro, and Enrico Carmina. “American Association Of Clinical Endocrinologists, American College Of Endocrinology, And Androgen Excess And PCOS Society Disease State Clinical Review: Guide To The Best Practices In The Evaluation And Treatment Of Polycystic Ovary Syndrome – Part 1.”Endocrine Practice 21, no. 11 (2015): 1291-1300. doi:10.4158/ep15748.dsc.
  7. Legro, Richard S., Silva A. Arslanian, David A. Ehrmann, Kathleen M. Hoeger, M. H. Murad, Renato Pasquali, and Corrine K. Welt. “Diagnosis and Treatment of Polycystic Ovary Syndrome: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline.” The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism 98, no. 12 (2013): 4565-4592. doi:10.1210/jc.2013-2350.
  8. Palomba, Stefano, Susanna Santagni, Angela Falbo, and Giovanni B. La Sala. “Complications and challenges associated with polycystic ovary syndrome: current perspectives.”International Journal of Women’s Health, no. 7 (2015): 745-763. doi:10.2147/ijwh.s70314.
  9. “Revised 2003 consensus on diagnostic criteria and long-term health risks related to polycystic ovary syndrome.” Fertility and Sterility 81, no. 1 (January 2004): 19-25. doi:10.1016/j.fertnstert.2003.10.004.
  10. Rojas, Joselyn, Mervin Chávez, Luis Olivar, Milagros Rojas, Jessenia Morillo, José Mejías, María Calvo, and Valmore Bermúdez. “Polycystic Ovary Syndrome, Insulin Resistance, and Obesity: Navigating the Pathophysiologic Labyrinth.” International Journal of Reproductive Medicine 2014 (2014): 1-17. doi:10.1155/2014/719050.
  11. Royal College of Obstetricians and Gynaecologists. “Long-term Consequences of Polycystic Ovary Syndrome.” Green-top Guideline No. 33, 2014, 1-15.
  12. Sirmans, Susan, and Kirsten Pate. “Epidemiology, diagnosis, and management of polycystic ovary syndrome.” Clinical Epidemiology, no. 6 (2014): 1-13. doi:10.2147/clep.s37559.
  13. Talaei, Afsaneh, Zahra Adgi, and Mahnaz Mohamadi Kelishadi. “Idiopathic Hirsutism and Insulin Resistance.” International Journal of Endocrinology 2013 (2013): 1-5. doi:10.1155/2013/593197.
  14. Wierman, Margaret E., Wiebke Arlt, Rosemary Basson, Susan R. Davis, Karen K. Miller, Mohammad H. Murad, William Rosner, and Nanette Santoro. “Androgen Therapy in Women: A Reappraisal: An Endocrine Society Clinical Practice Guideline.” The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism99, no. 10 (2014): 3489-3510. doi:10.1210/jc.2014-2260.
  15. Wild, Robert A., Enrico Carmina, Evanthia Diamanti-Kandarakis, Anuja Dokras, Hector F. Escobar-Morreale, Walter Futterweit, Rogerio Lobo, Robert J. Norman, Evelyn Talbott, and Daniel A. Dumesic. “Assessment of Cardiovascular Risk and Prevention of Cardiovascular Disease in Women with the Polycystic Ovary Syndrome: A Consensus Statement by the Androgen Excess and Polycystic Ovary Syndrome (AE-PCOS) Society.” The Journal of Clinical Endocrinology & Metabolism95, no. 5 (2010): 2038-2049. doi:10.1210/jc.2009-2724.
  16. Bates, Gordon W., and Joshua Berger. “Optimal management of subfertility in polycystic ovary syndrome.” International Journal of Women’s Health, no. 6 (2014): 613-621. doi:10.2147/ijwh.s48527.
  17. Bouchard, P. “Treatment of infertility in women with polycystic ovary syndrome.” Annales d’Endocrinologie 71, no. 3 (2010): 225-227. doi:10.1016/j.ando.2010.03.006.
  18. Costello, Michael F., and William L. Ledger. “Evidence-based management of infertility in women with polycystic ovary syndrome using surgery or assisted reproductive technology.” Women’s Health 8, no. 3 (2012): 291-300. doi:10.2217/whe.12.7.
  19. Hueb, Cristina K., João A. Dias Júnior, Maurício S. Abrão, and Elias K. Filho. “Drilling: medical indications and surgical technique.” Revista da Associação Médica Brasileira 61, no. 6 (2015): 530-535. doi:10.1590/1806-9282.61.06.530.
  20. Melo, AS, RA Ferriani, and PA Navarro. “Treatment of infertility in women with polycystic ovary syndrome: approach to clinical practice.” Clinics 70, no. 11 (2015): 765-769. doi:10.6061/clinics/2015(11)09.
  21. The Thessaloniki ESHRE/ASRM-Sponsored PCOS Consensus Workshop Group. “Consensus on infertility treatment related to polycystic ovary syndrome.” Fertility and Sterility 89, no. 3 (2008): 505-522. doi:10.1016/j.fertnstert.2007.09.041.
  22. Vause, Tannys D., Anthony P. Cheung, Sony Sierra, Paul Claman, James Graham, Jo-Anne Guillemin, Louise Lapensée, Sabrina Steward, Tannys D. Vause, and Benjamin C. Wong. “The Society of Obstetricians and Gynaecologists of Canada Clinical Practice Guideline: Ovulation Induction in Polycystic Ovary Syndrome.” International Journal of Gynecology & Obstetrics 111, no. 1 (2010): 95-100. doi:10.1016/j.ijgo.2010.07.001.
Поделиться
Отправить
Написал Максим 2017-11-13 12:57:48